Блог им. VelovolgaИнтервью с Мириам Николь: первая команда, женский даунхилл и возвращение после травмы

Блог им. Velovolga: Интервью с Мириам Николь: первая команда, женский даунхилл и возвращение после травмы

Соревнования по скоростному спуску становятся все более брутальными, разрыв во времени между гонщиками настолько мал, что приходиться прилагать нереальные усилия ради победы. Мириам Николь (Myriam Nicole) знает это лучше чем кто-то другой. Она была в авангарде женского даунхилла на протяжении 10 лет, испытала множество эмоций, от радости побед до разочарования и опустошения от травм...

Возможно, у Мириам была более сложная карьера, чем у большинства гонщиков, с непростыми травмами, но независимо от этого, она находила в себе силы снова пробиваться к вершине. Упрямство и решимость подогревается страстью к даунхиллу. В преддверии сезона 2019 года Мириам упала с велосипеда и очень сильно травмировала ногу, так сильно, что это приковало ее к больничной койке. Она лежала и думала, что с гонками для нее все покончено. В тот день ей предстояла операция. Когда она пришла в себя на следующее утро, ее мнение изменилось, — она твердо решила вернуться в седло. И вот сентябрь 2019 года, Мириам поднимается на подиум в Mont-Sainte-Anne. Это была настоящая награда для нее после всего пережитого.

В нашей беседе мы вернемся к истокам, поговорим о начале карьеры и гонках, о тонкой грани между учебой и катанием на байке, о давних отношениях с Commencal, а так же обо всех взлетах и падениях...

Возвращаясь назад, расскажи, как ты села на байк, как начала участвовать в гонках?

Я начала кататься, когда мне было 5 лет. Мои братья участвовали в гонках во Франции, где на разных байках надо пройти дистанции в дисциплинах кросс-кантри, триал и даунхилл. Это региональная квалификация, победа в которой открывает путь в национальные гонки. Мои братья обычно участвовали в таких гонках, а я пошла посмотреть на них. Я помню, что после увиденного, я сняла дополнительные колеса стабилизации со своего велосипеда и начала катать. Так все началось. Я участвовала в этих соревнованиях до 14 лет. По достижении этого возраста надо было выбрать одну дисциплину, и я выбрала даунхилл, т.к. он мне показался довольно забавным. Я хотела быть со своими братьям, это был единственный способ кататься вместе с ними, т.к. они так же выбрали даунхилл.

Когда мне было 14 лет, я участвовала в гонках, и там присутствовал менеджер команды Ayton Giant Les 2 Alpes, который предложил мне присоединиться к команде вместе с Фабьеном Кузини и несколькими другими райдерами. На это предложение я ответила согласием. С этой командой я проработала 3 года, — 2 года в юниорах и 1 год в элите.

После этого, я помню, я была в Шладминге, но не на соревнованиях, а просто так, со своей «press book», т.к. у меня была сломана лопатка после гонки в Mont-Sainte-Anne в 2009 году. Тогда пришлось пропустить много гонок. В тот момент у меня было все хорошо, за исключением сломанной лопатки, и я твердо знала, что могу прекрасно кататься на велосипеде, и что мне нужна команда… Итак, в Шладминге я встретилась с Тибо Руффином, менеджером команды Riding Addiction/Commencal. Он спросил, что я сейчас делаю? Я сказала, что ищу себе команду. Он сказал, что подумает над этим вопросом. Меня взяли в команду не сразу, но в 2010 году меня все-таки пригласили. Черт, это было почти 10 лет назад!

Тебе сразу сопутствовал успех?

Когда я была в юниорах, я боролась, реально боролась. Я очень хорошо помню межсезонье между юниорами и элитой, я очень жестко тренировалась. Конечно, по сравнению с тем, что сейчас, это было не так сложно, но тогда я была максимально сосредоточена на переходе в элиту, мне хотелось сделать этот переход как можно лучше.

Когда я попала в элиту, я была немного удивлена. Первый этап проходил в Южной Африке, его я не очень хорошо проехала, но вот второй этап в Ла-Бресс я проехала очень хорошо и заняла третье место. Я даже не упала, все получилось просто отлично. У меня был хороший байк, хорошая команда, не как сейчас, но тогда это была отличная поддержка. У меня был механик и несколько друзей, с которыми можно было кататься, — это было круто.

Первый год в юниорах я не участвовала в Кубке Мира, но участвовала в Чемпионате Мира. Тогда я участвовала в гонках только в Форт Уильяме и заняла третье место. Спустя год я участвовала почти во всех этапах Кубка Мира и в Чемпионате Мира. Я была довольно далеко от первого места, простая французская девчонка. Это были тяжелые времена… это безумие, я была такая медленная!

Насколько трудным был переход в элиту?

Я была полна решимости преуспеть в этом деле, я была очень серьезно настроена, и в итоге все прошло хорошо. Я знала, что если я не буду много кататься, немного не похудею, не буду тренироваться, я останусь на том же уровне, который был у меня в юниорах, поэтому я серьезно начала заниматься, и это принесло свои плоды.

Ты всегда демонстрировала мастерство на крутых и техничных трассах. Откуда такие навыки? Связано ли это с местностью тех мест, где ты выросла?

Я думаю, что это из-за гонок, о которых я говорила ранее. Я катаюсь на велосипеде вечность, я участвовала в гонках, которые очень хорошо учат маневренности. У меня всегда хорошо получалось. В триале я не могла преодолевать препятствия, но с балансом у меня всегда было все хорошо. Затем я ходила в байк-школу каждые выходные, это тоже дало свой результат. Да, я думаю, что трассы около моего дома определенным образом помогли мне. Я думаю, что с детства я просто много каталась на велосипеде и делала так много разных вещей на байке, что это не могло остаться незамеченным.

Первый раз на двухподвес я села в 16 лет, это довольно поздно. Так что все предыдущие годы я каталась на велосипеде только с мягкой вилкой, а это очень хорошая школа езды на велосипеде по пересеченной местности. Я думаю, что корни моих технических навыков именно оттуда. Первые же свои прыжки в даунхилле я начала совершать в 14-15 лет. Это немного поздно. С одной стороны я рада, что училась в байк-школе, с другой стороны я очень сожалению, что у меня в молодости не было BMX, на котором можно было бы научиться прыжковой технике. Короче говоря, и сейчас в прыжках я открываю для себя что-то новое.

Ты уже упоминала своих братьев, но был ли кто-то еще, кто повлиял на твою карьеру?

Мои братья и тот менеджер, который привел меня в команду Giant, дал мне действительно хороший старт. Этого менеджера зовут Себастьен Човет. Он заплатил за тренера, помог с настройкой велосипеда. Знаниями, полученными тогда, я пользуюсь и сейчас. Мои братья просто катались на велосипеде ради удовольствия, а Себастьен дал мне серьезные знания и базу. Эти три года в команде Giant были огромной поддержкой в старте моей карьеры гонщика, это очень важно для меня.

В 2010 году ты присоединились к Commencal, что положило начало долгим отношениям и партнерству...

В команде Giant я была, когда мне было 17-18-19 лет, но мой первый двухподвес в 16 лет был именно Commencal. Это был байк Anne-Caroline Chausson, не оригинал, конечно. Потом три года в Giant и я снова в Commencal.

Когда ты впервые присоединилась к Commencal, была мысль, что это станет началом длительного сотрудничества?

Нет. Я была молода и жила настоящим, не задумываясь о дальнейшей карьере. Я училась в школе, а велосипед был моей страстью и хобби. Я не думала о карьере профессионального гонщика. Я не думала тогда, буду ли я кататься в будущем, я просто каталась в удовольствие. Сейчас, конечно же, приятно видеть мою эволюцию профессионального гонщика в команде Commencal. Это безумие, сколько людей приложило к этому сил. Спасибо родителям, команде, Тибо, Гаэтану и всем остальным!

Гаэтан — это твой парень и товарищ по команде, как вы балансируете между отношениями и гонками?

С самого начала у нас все как у всех. Когда мы участвуем в гонках, мы сосредоточены на гонках, когда мы дома, мы обычная пара. Конечно, когда начинаются поездки по разным соревнованиям, наш ритм немного меняется, но мы привыкли к этому. Это обычное дело.

Твоя первая победа была на этапе в Val di Sole в 2011 году, долго ты шла к этому?

Я была то на 4-ом, то на 5-ом месте, лидером была Рэйчел. В тот момент целью было войти в тройку лидеров, а не занять первое место. Для меня победа стала сюрпризом. Все катались хорошо, но трасса в Val di Sole была техничная, а мне такие нравятся. К слову, тогда я каталась еще на «топталках»… в Val di Sole может случиться что угодно.

Следующая победа случилась лишь в 2017 году… очень большой разрыв.

Спасибо Рэйчел! Несмотря на травмы, на конкуренцию со стороны Рэйчел и всех остальных… это было тяжело. Вдобавок, я никогда не хотела бросать школу, а этот год выдался особенно сложным, т.к. я решила начать изучать физиотерапию. Я не думала, что будет так сложно все совмещать. Тем не менее, несмотря на все трудности, на этапе в Вальнорде я одержала победу.

Позже у тебя были тяжелые заезды с множеством травм, что заставляет тебя снова садится на байк?

Как я уже говорила, я катаюсь на велике с 5 лет. Я всегда знала, что когда-нибудь падения будут, и если я смогу, я продолжу кататься. Нет смысла сдаваться, когда это твоя страсть. Я всегда думаю — хорошо, я все отдам, но вернусь и смогу сделать то, что не смогла, не смогу, так попытаюсь. Я всегда пытаюсь, и эти попытки преподают мне хорошие уроки жизни.

Были ли у тебя когда-нибудь сомнения, что ты приложила не достаточно усилий?

Да, в апреле 2019 года, когда я сломала ногу. Я упала в 5 часов вечера, а операцию сделали лишь в 11 вечера… за эти 6 часов я написала всем, — моему тренеру, родителям, свекрови, всем, о том, что я больше не буду катать. Но когда утром врач сказал мне, что через 3 месяца я снова смогу заниматься велосипедом, я была в восторге. Я сказала, — что? Это невозможно! Через 3 месяца Форт Уильям! Это было время, когда у меня были кое-какие сомнения, но на утро они прошли!

Ты закончила школу?

Да, я сдала все выпускные экзамены в мае 2018 года.

Ты училась на физиотерапевта, верно? Это та профессия, к которой ты вернешься, когда закончишь участвовать в гонках?

Да, но я не вижу себя работающим в клинике целый день. Я очень сильно люблю природу и свежий воздух. Я буду стараться совмещать все это, работая со спортсменами на открытом воздухе, не проводя 100% времени в клинике.

Помогли ли тебе знания, полученные в процессе учебы при реабилитации после травмы?

Думаю да. У меня столько раз был перелом ключицы. А сломав ключицу надо просто ждать, когда все срастется. Это так просто, поэтому тут не нужны какие-то знания. Но после травмы ноги в 2019 году знания, конечно, помогли мне в восстановлении. Перелом был очень специфический, т.к. в стопе очень много связок и сухожилий, и я чувствовала и понимала, с какой именно связкой или сухожилием не все хорошо. И я доводила эту информацию до своего врача, чтобы он корректировал лечение.

Эти знания помогают мне тренироваться и намного лучше понимать свое тело, анализировать свое состояние. Даунхилл настолько специфичен и настолько молод, что благодаря моим знаниям и моему тренеру я развиваюсь в нем в правильном направлении.

Почему ты решила учиться, а не полностью сосредоточиться на гонках?

Даунхилл становиться все более профессиональным. Но когда я начинала заниматься этим в 2010 году, я не думала, что это может стать моей работой. Это был маленький спорт. Я не думала, что это станет моей работой, и родители подтолкнули меня в более безопасное будущее, отправив учиться. Это было первой причиной, — иметь что-то после гонок, иметь работу. Этот вопрос беспокоит многих родителей. Они заставили меня продолжать ходить в школу, и я их послушала.

В 2009 году я сделала перерыв в образовании. Трудно просто сосредоточиться на велосипеде, когда тебя что-то отвлекает. Сначала я думала, что у меня в жизни что-то не так, не как у других людей. Потом я просто каталась на байке. Со временем я начала видеть в этом некоторую несправедливость, — как же так, все идут на работу, а ты просто катаешься в свое удовольствие? Поэтому я пошла в бизнес-школу, но, отучившись там три года, поняла, что это не для меня.

Ну, я люблю бизнес, но я чувствовала, что мне надо чему-нибудь научиться, чтобы помогать людям. Это именно то, что мотивирует меня. Мой папа был врачом, поэтому я с детства интересовалась медициной, это подтолкнуло меня к занятию физиотерапией. Во-первых, родители не дали мне бросить школу, во-вторых, — когда я начинала сосредотачиваться только на гонках, мне было тяжело, мне нужно было дело, на которое можно отвлечься, нужен некий баланс.

Как ты думаешь, после завершения карьеры гонщика тебе будет интересно поработать по специальности в велоспорте?

Да, конечно. Я пока не думаю о том, что будет после завершения карьеры гонщика, но я с удовольствием попробую поработать со спортсменами, катающими даунхилл.

Ты все еще являешься UCI Rider Representative? Не могла бы ты объяснить, что это такое и какова твоя роль?

Есть такое. Но я не являюсь представителем горных велосипедистов в UCI, т.к. таких людей всего двое. Один от кросс-кантри, другой от даунхилла, — это Грег Миннаар.

Я состою в комиссии, где много гонщиков из разных дисциплин. Мы собираемся несколько раз в год и обсуждаем различные темы, начиная от допинга и заканчивая развитием той или иной дисциплины. В этом году темой обсуждения были транссексуалы. Я не высказывалась по этому вопросу, а просто собрала мнения остальных и сделала отчет для UCI по этому вопросу.

На велосипедный спорт ты смотришь больше с женской точки зрения?

Да, это помогает нам быть наравне с мужчинами. Приятно встречаться с девочками из разных дисциплин, — из общения можно узнать, как там обстоят дела в этом вопросе.

На твой взгляд, в женском велосипедном спорте сейчас все хорошо?

Хотелось бы видеть больше девушек, катающих даунхилл. Это экстремальный спорт и сразу ясно, что их там не так много. Я хотела бы видеть больше девушек, спонсоры могли бы уровнять условия для мужчин и женщин. По крайне мере UCI награждает призовыми деньгами и мужчин и женщин одинаково, чего не скажешь о спонсорах. В нашем спорте мужчины уважают нас, мы прекрасно общаемся. Всегда можно попросить кого-нибудь помочь в преодолении того или иного участка трассы, просто следовать за мальчиком и смотреть, как он проезжает то или иное препятствие. Хочу видеть больше девушек в даунхилле.

Конечно, девушек становиться все больше, но получить право участвовать в мировых первенствах не так просто. Сейчас девушек, имеющих право катать в Кубке Мира, всего 15. Опять же, спонсоры не так охотно берут девушек в команды. Я считаю, что мне очень повезло в этом плане. Ранее я уже говорила, как важно иметь команду, тренера, механика. Я уверена, что есть очень много талантливых девушек, но они индивидуальны, у них нет той поддержки, которую они заслуживают, поэтому они и не могут добиться большего, т.к. в одиночку это очень тяжело сделать. Тем более, наш спорт связан с техникой, где без мужских рук не обойтись.

У велосипеда нет мотора, но есть огромное количество деталей. И даже если вы хорошо разбираетесь в этом, все равно, рано или поздно, вам понадобиться помощь специалистов. Много девушек катают даунхилл, но не так много команд, которые желают взять их к себе. Я очень уважаю всех девчат, которые катаются без команды. Я думаю, что в следующем году в одной из команд будет три девушки, и это здорово! Я призываю менеджеров брать в свои команды больше девушек.

Похоже, что в следующем году будет хорошее прибавление в элите. Ваши ряды пополнят Милл Джонсет, Вали Холл и Анна Ньюкирк.

Не могу дождаться этого. Это замечательно. Я действительно счастлива, что приходят молодые девушки, это будет интересная битва. В прошлом году, из-за травмы, я наблюдала за женскими гонками как зритель, и я была в восторге от Вали. Я действительно с нетерпением жду их появления.

Как ты думаешь, что еще можно сделать, чтобы привлечь больше девушек в даунхилл?

Я думаю, что очень хорошо, что все байк-парки строят, в том числе, и легкие трассы. Теперь, чтобы начать кататься, вам не надо сразу лезть на сложные спуски. Начните с легких трасс, и уверенность к вам будет приходить шаг за шагом.

Нужно больше клубов и сообществ, поощряющих женский даунхилл. Нужно больше поддержки со стороны различных федераций и спонсоров, если вы все же захотите участвовать в гонках.

Производители велосипедов так же должны быть благосклонны к девушкам. Я пытаюсь устраивать велолагеря, но я не могу сделать их столько, сколько хотелось бы. В рамках этих велолагерей я стараюсь поощрять девушек и делиться с ними своим опытом. Каждый раз, когда я провожу велолагерь, я рассказываю о том, что я много раз получала травмы, некоторые из которых можно было бы избежать, контролируй я свой спуск лучше. Можно легко ехать под горку с полным контролем, хоть со стороны это и кажется очень тяжело.

О разнице в гонорарах между мужчинами и женщинами много говорят, но никто в реальности не оценивал этот разрыв.

Да, я думаю, многие скрывают свои гонорары. Скажу так, — становиться лучше, и я довольна большинством своих контрактов, но, тем не менее, мы зарабатываем меньше мужчин. Я тренируюсь столько же, я такой же спортсмен, как и они. Конечно, я еду не так быстро, но мое тело не такое сильное, как их, но для меня оно такое же, как и их тело для них.

Я думаю, что все девушки отлично справляются. Мы показываем результат, мы много работаем над тем, чтобы велосипедная промышленность лучше продавала свои товары. Конечно, мы не показываем такую же картинку, как мальчики, но все равно можем красиво преподнести велосипед миру.

Мне действительно повезло, что мне не нужно демонстрировать себя голой в Instagram или где-то еще. Это было бы просто ужасно. Я никогда не была в такой ситуации, другие девчонки тоже. Когда люди думают о серфинге, они в основном думают о бикини. У нас совсем все по-другому.

Я думаю, что в маунтинбайке есть уважение, любовь всех ребят. Большую часть времени они восхищаются нами, например, когда ты круто проезжаешь какую-то сложную секцию на трассе. Количество «наших» зрителей на гонках значительно меньше, нежели чем тех, кто пришел посмотреть на выступления мужчин. Отчасти это из-за того, что несколько топ-девушек сейчас травмировано и не выступают. Когда все в строю, когда приходят новые девчата из юниоров, уверена, зрители с нетерпением ждут начала нового сезона!

Вернемся к гонкам. 2017 год был хорошим для тебя. Ты планируешь продолжать в том же ключе?

В 2017 году я поставила перед собой только одну цель, — откатать сезон без травм. У меня это получилось. Плюс я выиграла два этапа, в Вальнорде и Ленцерхайде, — между девушками произошла действительно хорошая битва. К сожалению, это был год, когда Рейчел вывихнула плечо и сломала ключицу на чемпионате мира, но с Трейси и Тани удалось отлично побороться.

Я была так близка к победе на Чемпионате Мира, но история той гонки настолько смешная и веселая, что я, пожалуй, расскажу ее. Проехала я не очень хорошо, я была близка к победе, но наделала столько ошибок. Так что получилось совсем не то, что я планировала. Я была рада, что Миранда победила, в тот день она была самой сильной. Потом произошла эта ошибка со временем...

Что это за история со временем?

Я не могу вспомнить почему, но мое время было неверным. Я сделала очень большую ошибку перед прыжковой секцией и не смогла нормально ее проехать. Я ехала не так как всегда, все из-за того, что я слышала по рации на старте, что Трейси и Тани упали, а Миранда показала время хуже, чем я в квалификации, в которой я совсем не выкладывалась, сохраняя силы.

Я узнала об этом за 30 секунд до старта, это настолько дестабилизировало меня, что я проехала совсем не так, как планировала. Я вкручивала как могла, но когда я пересекла финишную черту, я оказалась лишь 17-ой. Я была даже позади тех девчат, которых совсем не знала. Вау, подумала я, — ты проехала действительно плохо! 17-ое место заставило меня поверить в то, что все ошибки, которые я совершила, были просто ужасающими. Через несколько часов Гаэтан подошел и сказал мне, — ты видела насколько ты далеко? Это не может быть лишь из-за того что ты не прыгнула или проехала секцию не в том ритме.

Итак, я пошла к судье. Они сказали что да, с вашим временем что-то не так. Они подняли резервную копию, несколько раз перепроверили, и с 17-го места я поднялась на 2-ое. Вот так вот, за 2 часа с 17-го на 2-е! Я проиграла всего 0,09 секунды, я вице-чемпион. Первое, что мне пришло в голову, это не то, что я вице-чемпион, а то, что им я стала вот таким вот интересным образом. Давайте подождем еще часок-другой, и тогда может я стану чемпионом? Это было весело.

2018 год начался довольно хорошо для тебя. С моей точки зрения, гонка в Хорватии стала самой сильной победой на данный момент...

Да, конечно. У меня была табличка с номером «1», это была гонка, на которую я не возлагала больших надежд. Многие гонщики ездили на эту трассу в межсезонье, знакомились с ней, я же не поехала. Все девушки здорово проехали, но я оказалась на 2,5 секунды быстрее. Для меня это лучший результат. В 2018 году весь чемпионат был сумасшедшим, и это самые лучшие ощущения.

Сезон складывался довольно неплохо. Ты боролась, пока снова не получила травму в Валь Val di Sole.

Да, я выиграла гонку в Хорватии. Потом следующие две гонки я боролась с Тани и Рэйчел. Это были действительно напряженные гонки, прямо как я люблю. Я не выигрывала после Хорватии, но гонки все равно были интересными. Так же в Val di Sole со мной по-прежнему была табличка с номером «1». Проезжая трассу, я увидела Тибо на краю трассы, а когда я его вижу, я хочу всегда произвести на него впечатление. Теперь я знаю его достаточно хорошо и мне не надо больше его впечатлять! Так вот, он стоял на краю трассы в технической ее части. Мне нравится получать от него комментарии, когда он говорит, что тут ты хорошо выглядела. В надежде на такой комментария я замечталась, поехала слишком быстро и не сосредоточено, в результате чего я улетела через руль на довольно крутом участке. Это было жестко. Я почувствовала, что моя спина опухла, я спустилась на велосипеде на трассу для 4х4, спустя 20 минут в нижней части спины налилась кровью огромная гематома.

Меня осмотрели врачи и были в шоке от того, как гематома становилась все больше и больше. Они вызвали вертолет. Мне сделали много рентгеновских снимков, провели достаточное количество осмотров, — перелома не было, но гематома была огромная. Меня оставили в больнице. Восстановление было действительно странным, пришлось очень долго ждать, пока все рассосется. Мне было долгое время не по себе от того, что ты ощущаешь огромный вес этой гематомы на своей спине. Я долго приходила в себя.

Я вернулась к гонкам в национальном чемпионате в Морзине. Трасса была настолько хаотичной, что было невозможно не разбиться. Я даже не думала, что кто-то из гонщиков сможет избежать падения. Позже я вернулась в Mont-Sainte-Anne, я была очень неуверенна в себе. Мне было очень страшно ехать эту трассу. Я чувствовала, что трасса для меня была сложной, каждое маленькое препятствие представляло собой огромную проблему для меня, вдобавок ко всему перед самым финишем я упала, свернула сиденье и сдалась, не поехала дальше. Мне было страшно, я никогда так себя не чувствовала. Эта травма отняла столько времени на восстановление, я так долго приходила в себя.

Позже мы поехали в Ла Бресс, — это были просто огромные прыжки, а не трасса. Тут я тоже чувствовала себя неуверенно, плюс было мокро. Это была тяжелая гонка. Позже, в Ленцерхайде, финиш на третьем месте, когда я отстала от Рэйчел на 11 секунд, был для меня победой. Возврат в тройку лидеров уже победа после всего пережитого.

Я думаю, что это хорошая мотивация заняться тренировками в межсезонье?

В то межсезонье произошли большие перемены, я сменила тренера. Со мной работал парень, который был тренером шоссейной команды. Я проработала с ним 7 лет и пришло время что-то поменять. Я обратилась к тренеру, который тренирует Лоика, — Николасу Аршуту. Он тренер французской олимпийской сборной по BMX. Так что я перешла от тренера шоссейной команды к тренеру, который тренирует BMX-спортсменов. Это большие перемены.

Второе значительное изменение состоит в том, что теперь тренировки стали для меня настоящей работой. Тренировки стали занимать весь день, чего не было со времен 2009 года.

В феврале я тренировалась в Италии в местечке Сан Ромело, и во время тренировок я сломала запястье. Я держала это в секрете, потому что, честно говоря, мне было стыдно, что я получила травму. Целый месяц я тренировалась на тренажерах. После возвращение на велосипед мое запястье еще было не совсем здорово, поэтому я дополнительно прошла обследование и выяснила, что у меня еще и повреждены связки на руке. Врач запретил мне кататься на велосипеде. Что же, тогда я стала бегать и перегрузила левую лодыжку. Моя нога была такая большая и такая синяя. Вот так вот от проблем с рукой я перешла к проблемам с ногой.

Я прикладывала все силы к восстановлению, чтобы подготовиться к командному лагерю в Португалии. В Португалии все прошло хорошо, я вернулась домой готовиться к Марибору. За неделю до поездки в Марибор мы катались с Лоиком и несколькими друзьями в La Grand Combe. Это был ветреный день, и остановись я раньше, все было бы хорошо, но я продолжила кататься, но ветер внес свои коррективы, и в результате падения я сломала ногу. Вот такое вот межсезонье. Сначала рука, потом лодыжка, потом нога.

Наверное, самое сложное после всего этого вернуться на Чемпионат Мира и выиграть?

Мои травмы ерунда по сравнению с теми же травмами позвоночника. Это просто нога, просто механика, просто постоянная боль в заднице. Нога до сих пор сильно болит. Я не сплю ночами, хотя прошло уже 8 месяцев. Я больше не могу бегать. В тренажерном зале, когда я пытаюсь делать плиометрические прыжки и тому подобное, я могу это делать, но тогда мне нужно в течение двух часов замораживать ногу. Это действительно боль в заднице.

На прошлой неделе я сдавала несколько тестов, и хирург сказал, что перелом плохой, будет очень долго и сильно болеть. Единственный выход из этой ситуации это заблокировать поврежденное сочленение, обездвижить его.

Я разговариваю с тобой с мячом в руке, позже я собираюсь массажировать ногу. Я должна думать о восстановлении и быть активной, чтобы заставить все работать как прежде. Я сломала ногу 11 апреля, у меня были костыли, а в июне мне снова сделали операцию, после этой операции мне пришлось снова учиться ходить, поэтому я почти два месяца посещала реабилитационный центр.

Хирург меня спросил, — гонка в августе? Ни за что! Я была уверена, что он так и скажет. Но перед гонкой в Уистлере я еще раз поехала к нему, сдала еще несколько тестов, и он сказал, что хуже не будет, потому что хуже уже некуда. Если сможешь справиться с болью, — катайся, но будь осторожна. Я справилась. Именно поэтому было так приятно кататься в Уистлере. После гонок приходилось бороться с болью, но это того стоило, я ни о чем не сожалею.

Я помню, как в августе встречалась с моими тренерами и обсуждала планы на 2020 год. Это было приятным сюрпризом!

Какие были ожидания от Mont-Sainte-Anne?

Я всегда думала, какой плохой сезон, как можно было бы преуспеть на Чемпионате Мира… Это была моя мечта, мне было нечего терять. Действительно, терять было нечего, но и причинять себе снова боль тоже не хотелось.

У меня не было никаких надежд на результат, просто хотелось покататься в удовольствие, просто быть благодарным всем, что снова удалось вернуться на велосипед. Неожиданно я выиграла квалификацию. Вау, как это возможно? Несколько месяцев назад мы говорили о том, смогу ли я участвовать в этой гонке, а после одного заезда мы уже говорили о том, чтобы выиграть майку лидера.

Оглядываясь назад, какой бы ты дала совет себе, как начинающему гонщику?

Хотела бы я знать тогда, как важно тренироваться для сохранения своего здоровья и для защиты своего тела от травм. Тренировка — это не только выносливость, это общее укрепление и защита организма. Я не родилась огромной, у меня нет мышц, которые бы меня защищали. Предполагаю, что и кости у меня не такие большие, т.к. я их постоянно ломаю. И обязательно, в начале карьеры должен быть BMX. Я не сожалею ни о чем, но начинать надо было именно с него.

И наконец, какие цели и надежды на 2020 год?

Я чувствую себя прекрасно, единственное, что меня беспокоит, это моя нога, она немного ограничивает меня в подготовке. Я адаптировалась, я справлюсь этой проблемой. Проведу несколько велолагерей, сдам тесты врачам и посмотрю, как буду чувствовать себя на велосипеде.

Я не вижу причин, по которым я не могу участвовать в гонках. Есть много гонщиков, которые отлично катаются, и я не вижу причин, по которым я не буду с ними бороться. Я с нетерпением жду первой гонки. Я думаю, что все готовятся в межсезонье. Понятия не имею, кто победит… если бы я знала, я бы сказала. Я думаю, что впереди нас ждут напряженные и интересные гонки, которые всем нравятся!
  • Поделиться
  • добавить в избранное
  • +99
  • Мнения

Комментарии (19)

+6
Железная девка. 
avatar

Iscander

+1
Да, пережить ей пришлось многое. Надеюсь в этом году она нормально раздаст!
avatar

Velovolga

0
Да в DH все вумены весьма крепки и мотивацией и профессиональным подходом к делу. Да и результаты у них соответсвующие, на уровне наших национальных чемпионов по мужикам.
Другое дело, что с травмами ей не сильно везло, как и многоим другим в прошедшие сезон-два. Будем надеяться на достойный сезон в этом году, благо действительно пришли новые имена для конкуренции.
avatar

Chute

+11
А в кк? А в бмх? В шоссеном велоспорте не такие? Спортсмен это НЕ пол, это склад характера и личных амбиций
Последний раз редактировалось
avatar

Iscander

+10
Это был ответ на то, что она «железная», а не попытка как-то принизить спортсменов из других дисциплин. 
Скорее наоборот — внешне Мириам довольно женственная гонщица, ничего железного в ней нет, что не мешает ей конкурировать.
avatar

Chute

-13
раскрыть комментарий
avatar

UvarovDmitry

0
вообще-то есть, и даже в России
avatar

Vados

+2
Хороший перевод такого большого интервью. 
avatar

amstafff

+2
Спасибо. На литературность не претендую, но стараюсь, чтобы текст глаз не резал.
avatar

Velovolga

+5
мне вообще всё очень понравилось, кроме слова школа, которое в оригинале у них там реально тоже school, но что это за школа, в которой можно получить диплом физиотерапевта в 28 лет  
avatar

raskladnoy

0
Согласен. Но я так и не смог придумать как это обозвать. Типа «шарага»… :)
avatar

Velovolga

+2
Училище мб?
avatar

lokki

0
Колледж, техан, фазанка — тысячи их)
avatar

SilentSquidward

+3
Может она имела  в виду их альтернативные  университетам, Большие школы -  Гранд Эколь.
avatar

amstafff

0
Ну вообще во Франции Ecole вполне себе в ходу для названий тех мест, что у нас зовутся универами
avatar

thresh

+5
прости, но мы же о русском переводе говорим.
я не в том смысле, что настаиваю, сколько просто отметил, что перевод читался очень легко, кроме одного этого момента (типа, чтоб почестнаку)
зы: а то у них там и пиво женского рода ))) 
Последний раз редактировалось
avatar

raskladnoy

0
Ну над стилистикой перевода надо бы ещё поработать, честно говоря, ну и некоторые мелкие ошибочки ещё остались.
Но если в целом — большая работа, и весьма нужная, спасибо большое! 
avatar

Chute

+2
У меня был хороший байк, хорошая команда, не как сейчас..

Она же в комменсале сейчас? Ей не помогают?
avatar

twice

0
Да, там странный «заворот» слов получился. Имеется ввиду, что сейчас лучше, чем было. Да, она в Cmncl сейчас.

С травмами вообще у нее очень интересная история вышла, т.к. три последних травмы она получила вне гонок, а во время подготовки.

Но в этом году много гонщиц поправились (не в плане растолстели), плюс въехала в элиту несравненная Валя, так что в этом году сезон будет интересный.
avatar

Velovolga

Комментировать


Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь. Сделайте что-нибудь.